Заметки писателя

Опубликовал 20 Февраль 2015 в рубрике Рассказы. Комментарии: 0

zhizn-sredi-ljudeiВугар Асланов

ЗАМЕТКИ ПИСАТЕЛЯ

Жизнь среди людей

Август — мой старый приятель. Мы с ним когда-то вместе учились в майнцовском университете. Август всегда казался мне человеком, которого тяготила жизнь; будто его всегда что-то беспокоило, будто он не находил себе места нигде. А еще, в отличие от других ребят, не заводил подруги и жил один — одиношенек.

После университета я его очень долго не видел. Августа я не забыл однако и временами вспоминал о нем. И вот как-то иду по городу и вижу идет мне на встречу мужчина и улыбается. Кто же это такой? Вдруг я узнал его: это был Август. Он очень изменился: от прежней неуверенности и меланхолии в нем не осталось и следа; он казался теперь, наоборот, жизнерадостным и счастливым. Август внешне тоже изменился: отпустил бороду, а длинные волосы расчесал назад.

После того как мы с ним пропустили кружку другую в первой встречной пивной, я попросил товарища по университету рассказать о своей новой жизни. Оказалось, что Август успел за это время жениться и имел уже дочь тринадцати лет. Ага! Вот, думаю, в чем секрет: женитьба на самом деле помогает мужчине! Потом я стал спрашивать приятеля о его нынешних занятиях, личных интересах. Август сказал, что он работает ныне переводчиком в одной фирме, а каждые три месяца берет отпуск  и едет на наделю на Красное море.

Mit der Familie (С семьей)? – спросил я.

Nein, alleine (Нет, один), — ответил он.

Заметив мое удивление, Август стал рассказывать мне о деталях своего хобби; он уже несколько лет входит в группу людей, которые едут на Красное море, чтобы нырять там.

— Wie kann das sein? Dort leben die Heien, die die Menschen fressen (Как это может быть? Там ведь водятся акулы, которые пожирают людей)? — спросил я в недоумении.

Das sind doch die Räuber, die die Menschen überfallen (Это же бандиты, которые нападают на людей), — ответил Август.

Потом Август стал объяснять мне каковы же на самом деле акулы. Они живут в стае, строго подчиняются правилам, а нарушителей высылают. Вот они-то, эти нарушители, уплывают к берегам, а там и нападают на людей. Но это единицы, и разве можно из-за них так отзываться о всех акулах? Потом он с вдохновением продолжил свой рассказ об акулах: они могут напасть на человека, но только тогда, если он проявит страх. Каждого, кто едет нырять в Красном море, предупреждают об этом. Остальное зависит от тебя самого. Как ты себя поведешь с ними, как отнесешься к ним, такой же ответ и получишь. После этого Август рассказал еще о жизни под водой: он ныряет и идет ко дну, кругом красота и тишина, тихо плывут вокруг рыбье всякое, медузы и морские кони. А рядом водятся еще стаи акул, и, сам того не замечая, оказываешься вдруг среди одной из них. Многие акулы даже не обращают на тебя внимания, плывут мимо, да и все. Но акулы тоже не одинаковы; есть индивидуалисты, которые хоть и живут вместе со стаей, но держатся особняком. Есть акулы интеллектуальные; плывешь мимо, изучаешь местность, рыб, растения подводные, а они изучают тебя и с большим любопытством, главное, без грамма агрессии. Есть даже сентиментальные среди акул: этих можно определить по глазам, мысли у них витают где-то, сами находятся не здесь. Они ходят, то есть плавают часто обиженными. А им и правда достается; пока они мечтают о чем-то, какие-нибудь другие акулы укусят их в бок или ударят хвостом или плавками. А есть такие, которые так весело погонятся за мелкой рыбой, увидеть бы только. Это молодняк в основном. А так жизнь на дне изумительна, красива и ни с чем не сравнима.

После того как мы расстались с Августом, я несколько дней подряд вспоминал рассказанное им об акулах. Надо же, а что я о них думал прежде, чуть ли не людоедами их не считал. А они оказываются так похожи на нас. Все эти дни, двигаясь в толпе людей и наблюдая за ними, хотел найти утверждения рассказанному Августом об акулах. Да, на самом деле, выходит, у них все как у нас. Ведь среди людей тоже есть индивидуалисты, есть интеллектуалы, есть сентиментальные, есть весельчаки – хоть молодые, хоть старые. Акулы так же как мы изолируют преступников. А люди, как они, также не нападут, если не проявишь страх и слабость. Да, да, все так, как Август рассказал. Но вдруг откуда-то появился вопрос, на который я не мог найти ответа. Мучился, мучился все, но так и не к чему не пришел.

Когда я решил позвонить Августу и спросить его еще что-то об акулах, было уже половина первого ночи. Долго никто не брал трубку, пока наконец я не услышал сонный и раздраженный голос Августа:

— Ja, wer ist denn das bitte (Да, кто это)?

Я извинился перед приятелем и сказал, что у меня есть очень важный вопрос к нему на счет акул.

Weiß du wie spät ist (Знаешь, сколько время)? — Август не хотел скрыть свое недовольство. – Ich und meine Frau müssen morgen arbeiten gehen, die Tochter muss in die Schule (Я и супруга должны с утра на работу, а дочка в школу).

— August, August, entschuldige bitte, — я еще раз извинился. – Ich will nur eins fragen: Gibt es Ausnahmen im Verhalten der Hein auch? Im Sinne, dass du keine Angst zeigst, aber sie überfallen dich trotzdem (Я хочу только одно спросить: бывают исключения в поведении акул тоже? В смысле, ты не показываешь страха, но они на тебя все равно нападают).

Welche Ausnahmen, wovon redest du (Какие еще исключения, о чем ты)? Август был изумлен моему вопросу, кажется. – Wenn es solche Ausnahmen gäben, könnte ich mit dir jetzt telefonisch nicht unterhalten. Also mach´s gut. Gute Nacht (Если были бы такие исключения, то я сейчас не мог бы разговаривать с тобой по телефону. Всего хорошего. Спокойной ночи)! — едва сказав это, Август повесил трубку.

А я все равно не мог спать всю ночь и продолжал думать об акулах. Нет, у них, как получается, не совсем все так, как у людей. У людей бывают исключения: они могут напасть даже тогда, если страха и слабости не проявишь. Люди нападают просто при первой возможности.

Франкфурт, 2014




Оставить комментарий или два

ВНИМАНИЕ! Чтобы убедиться, что вы являетесь человеком, решите пожалуйста простую задачу

Сколько будет 3 + 5 ?
Please leave these two fields as-is: