ТАЙНА АФАНАСИЯ НИКИТИНА

Опубликовал 27 Январь 2015 в рубрике Рассказы. Комментарии: 0

afanasij_nikitinВугар Асланов

ТАЙНА АФАНАСИЯ НИКИТИНА

Быль

Немного бытовухи да политики, но больше даже науки

Основана на реальных событиях.

Путин встал рано по своему обычаю, сделал утреннюю зарядку, умылся и спустился вниз, чтобы поехать на своем лимузине в Кремль. Охрана поприветствовала его горячо, когда он прошел мимо, но вместо бодрого ответа, услышала на этот раз от него какой-то негромкое, недовольное бормотание.

Путин был в этот день на самом деле не в духе — это заметили сразу и во дворце, то есть в Кремле. Многие хотели бы, может быть, спросить, в чем же горе государево, но да не осмеливались, зная нрав Путина, не любящего вопросов, касающихся личной жизни.

Думал Путин, что же ему теперь делать; дел государственных много, а не хочется ими заниматься, потому что мысли другим заняты. Тогда он решил собрать внеочередное заседание правительства и рассказать именно о том, чем были заняты его мысли.

— Вы знаете, зачем я сегодня собрал вас? – спросил государь.

Министры-то в ответ только головами покачать: не знаем, государь, но это не важно — что прикажете, сделаем, выполним, что Ваша душа желает.

— Сон сегодня ночью видел, очень долгий сон, будто телесериал какой-то, не кончается никак. Вижу реку огромную, похоже, это Волга, но времена явно не наши, одеты по иному все. Вначале вроде русские все и речь русская, хотя не все слова, признаться, понимаю, но все равно чувствуется, что наша речь — славянская. Плывут все куда-то по реке, потом к морю приходят, что за море не пойму. Потом города какие-то, караваны вижу, товары, больше из шелка, базары, торгуют кругом. А потом вдруг русские все куда-то исчезли. Кругом только темнота — то есть все смуглые, ни одного белого человека. Потом еще темнее становятся люди, потом еще темнее. Вижу женщин, темных, темных, но вроде все равно не африканки, но очень черные. Они куда-то меня приглашают или заманивают, что-то мне предлагают, медяком плачу им за что-то. Похоже, что это была бордель в какой-нибудь дальней азиатской стране.

Сказал Путин и ждет, но сон государев никто разгадать не может. А Путин давай разозлись и угрожать всем: мол, три дня даю, не разгадаете мой сон, всех уволю. Тогда и вельможи Кремля искать давай людей ученых, умом светлых. Вот кто-то из этих мужей ученых и догадался, что государеву снился Афанасий Никитин, автор «Хождения за три моря», написанного в пятнадцатом веке. А почему и как это произошло, сказать было еще сложнее. Тогда и решило правительство, по указу Путина, заняться купцом этаким Офанасом, Микитиным сыном из Твери, по серьезнее.

***

Афанасий Никитин был для меня всегда таинственной личностью. Еще ребенком, чи-тая о его знаменитом походе через Поволжье и Кавказ в Индию, отраженном в «Путе-шествии за три моря», я восхищался этими красивыми, грандиозными сценами, этими бесподобными, я бы даже сказал, чересчур богатыми, подробнейшими описаниями, которыми украшает свое произведение этот легендарный русский купец, путешествен-ник и летописец. Но мне казалось, что не так легко понять этот рассказ, который, как я всегда чувствовал, хранил в себе какую-то тайну. Еще раз, чисто случайно, встретив-шись с Никитиным и с его рассказом — на этот раз с полной версией — я наконец-то понял, в чем была эта тайна.

Это произошло недавно, когда я решил посетить своих родственников, живущих в Саратовской области, в небольшом городе. Там же, у родственников, я познакомился с человеком, который работал в администрации города. Представитель местных властей поинтересовался мною еще сильнее, когда узнал, что я живу ныне в Германии.

— А чем Вы там занимаетесь? — спросил он меня, широко раскрыв глаза.

— Работаю в университете Бамберга. Преподаю там русскую литературу и отчасти русский язык, — ответил я с гордостью.

— Это как замечательно! – воскликнул мужчина в восторге. – Таких людей, которые преподают русский язык и культуру за границей, еще в такой важной стране как Германия, нужно ценить.

Потом он рассказал нам всем, как ныне, на уровне русского государства уделяется внимание на распространение и популяризацию в мире русского языка. Я в ответ ему прочитал несколько строк от Высоцкого:

Проникновение наше по планете

Теперь уж особенно заметно;

В парижском общественном туалете

Есть надписи на русском языке.

Мужчина на это слегка обиделся:

— Нет Вы что, Высоцкий пошутил так. Я совсем другое имею ввиду.

Потом он говорил еще долго: как важно, как необходимо, чтобы в мире русский язык и культура стали популярными.

— Сам господин Путин, наш многоуважаемый президент, уделяет этому очень боль-шое внимание, — сказал представитель местной власти.

Потом он передал мне еще одну интересную весть: правительством решено провести дни Афанасия Никитина на Волге, народное гулянье, а именно в Саратове, прямо на побережье. Там построят целый городок из палаток, в которых в эти дни будут жить представители народов, о которых славный „Микитин сын“ из Твери рассказывает в своем «Хождении». Там же будет организована научная конференция, куда приглашено уже много людей, в том числе и один известный востоковед из университета Геттингена. Этот должен был, по его словам, найти очень интересное толкование некоторых мест в тексте Никитина, написанных на чужих языках — то ли на татарском, то ли еще на каком — что неизвестно поныне российской науке.

Рассказанное местным чиновником меня крайне заинтересовало, я обрадовался еще тому, что это мероприятие должно было состояться прямо на днях; как сказать очень кстати приехал. Я спросил тогда у собеседника, не знает ли он, как зовут этого немецкого востоковеда из геттингенского университета; я знал некоторых востоковедов из Геттингена. Но он, к сожалению, не знал, как зовут ученого, открывшего тайну текста Никитина.

— Это будет скорее всего востоковед, которого я уже знаю, — сказал я.

— Вот видите как. Я сердечно приглашаю Вас на это мероприятие. У меня остались еще пара приглашений для таких замечательных людей как Вы. Сегодня я пошлю Вам одно. Программа уже давно составлено и утверждено правительством, но Вы можете принимать участие в дебатах, сказать свое мнение, в том числе о немецком коллеге и его работе.

Потом мужчина нагнулся и прошептал мне в ухо:

— Сам Путин приедет на мероприятие. Только это пока не разглашается, в целях безопасности.

Скажу, что я не националист, вообще ненавижу национализм и националистов. Смотреть тошно, какие уж дебаты ведут азербайджанцы с армянами на этой почве: этот говорит, это блюдо армянское, то есть долма, другой говорит, нет, азербайджанское. Этот говорит, челюсть, которой шестьсот тысяч лет, что найдена на территории Карабаха, принадлежала древнему армянину, и это легко заметить по тому какой формы сама челюсть и как расположены на ней зубы. Другой говорит, нет, о чем ты, это же древняя азербайджанская челюсть, вытри глаза, посмотри внимательнее. Этот говорит, Адам с Евой, их потомок Ной – все были армянами и поэтому причалили к армянской горе Арарат, а армяне их единственные и прямые потомки.; все написано в Библии. Другой говорит, в Коране это написано более подробно, чем в Библии. Потом не Адам его звали а Адем, жену-то Хеввой кликали. Оба имена чисто азербайджанские. Поэтому азербайджанцы прямые их потомки, что касается горы, то это не Арарат называется а Агры -Даг.

Но при этом в современных комментариях к «Путешествию» Никитина есть места, когда говорится о городе Шемаха, области Ширван, городе Баке, но никто не хочет объяснять это как города и области Азербайджана. Поэтому я решил сам рассказать об этом во время дебатов во время конференции.

Потом меня занимали часто особенности русского и азербайджанского матов. Я обычно матерюсь по-русски, возможно, это армейская привычка, а когда злюсь, то по-азербайджански. Но уж когда совсем злой, не знаю, почему, то опять матерюсь по-русски. Русский мат богат, но прост и однообразен, хоть и силен и действенен. А азербайджанский мат куда богаче и, главное, сложнее. Если по-русски скажешь только «… твою мать» и этим все кончается, то по-азербайджански выбор куда богаче. Ухо отца, вещество, из которого состоит его мозг, являются для азербайджанцев так же предметами мата. Многие части тела матери тоже. Еще можно сочинять довольно интересные ругательства: я делал это с тем, кто тебя воспитал, кто тебя посадил (то есть, зачал), а потом ушел.

* * *

На мероприятие на Волге были приглашены все бывшие республиканско – совковские, ныне независимые снговские руководители. Только азербайджанский и туркменский главари отказались — у одного свадьба дочери, у другого новые контракты по нефтогазу. Путин злой был на них, ой как злой был, но не давал виду. Гостей-то встречать надо, улыбаться – то ведь всем надо. «Хорошо, я с ним после разберусь», — сказал Путин сам себе и стал вести себя как ни в чем не бывало.

После того как конференция была объявлена открытой, выступили Назарбаев, Янукович, Лукашенко, Имомали Рахмон, Ислам Каримов и другие снговские руководители. Каждый из них особо подчеркивал воздействие никитинского сочинения на его мировоззрение, даже на жизнь, его роль в развитии культуры собственного народа.

Потом слово взял сам Путин и начал читать собравшимся:

— Я всегда восхищался Львом Гумилевым, всегда восхищался учеными-евразийцами, как Трубецкой, Савицкий, Георгий Вернадский и так далее. Они указали и определили тот путь, по которому должны идти народы Евразии: русские, татары, украинцы, белорусы, казахи, узбеки, грузины и так далее. Сегодня мы еще раз с вами услышали от руководителей стран СНГ о том, как многое нас объединяет. В первую очередь в культурном смысле, потом также в экономическом и политическом смысле. Но и это не для кого это не секрет, что определенные неприятельские силы, следуя исключительно собственной выгоде, стараются сеять семена вражды между народами Евразии по принципу «разделяй и властвуй». Но у них ничего не выйдет. Испокон веков жили народы Евразии в мире и дружбе, создавали государства, империи, вели войны, защищали вместе свои земли от врага. Мы и ныне будем строить вместе наше будущее, будем способствовать процветанию нашей общей родины — Евразии. Это общее прошлое, принципы евразийского государства отражены во многих хрониках, летописях, путевых заметках и художественных произведениях прошлого. Одно из таких бессмертных произведений является «Хождение за три моря» Афанасия Никитина. Автор описывает здесь жизнь русских, татар, народов Поволжья, Ирана, Индии и других стран. И все это с любовью, со знанием дела. В пути он проникается другими культурами, другими религиями, но больше всех ценит православие и ислам – которые являются сегодня основными, ведущими религиями Евразии. Одним словом, «Хождение за три моря» Никитина это замечательный, исторический и богатый евразийский документ, который сегодня еще больше актуален, чем когда-либо. С этой целью российское правительство решило утроить фестиваль народов Евразии, устроило народные гуляьня на Поволжье, где когда-то проходил сам Никитин. В дни этого праздника народы Евразии будут демонстрировать свои национальные одежды, кухню, танцы, фольклор. Международная научная конференция, посвященная Афанасию Никитину, проходит также в рамках этого фестиваля. В ней участвуют ученые, можно сказать, из всех стран СНГ. Также приглашен сюда известный немецкий востоковед господин профессор Гаубах. Это очень примечательное событие. Слово предоставляет-ся Вам, господа ученые!

Путину аплодировали долго, пока не объявили имя следующего оратора. Этот был профессором-филологом из Московского госуниверситета, который представил себя как основного организатора этой конференции.

— «Хождение за три моря» важный памятник русской культуры, — начал профессор. – Мы даже, можно сказать, гордимся им. Хотя древнерусских летописей, хроник много, не одна из них не является столь популярной как сочинение Афанасия Никитина. О нем, можно сказать, знают все. Его изучают в школе, его изучают студенты филологических факультетов, оно важно для людей, кто занимается старославянской письменностью, русскими хрониками средневековья. Оно также важно для специалистов по русской, исторической грамматике, по истории русского литературного языка, даже по истории России. Только удивляет одно: до сих пор этот важный документ русской исторической словесности не изучен до конца. Я имею в ввиду те пассажи в сочинении Никитина, которые написаны на чужом языке. Мы знаем только одно: отчасти эти слова с персидского языка, но в основном все же с какого-то тюркского языка. И этих чужеязычных пассажей в тексте немало. Что же в них написано, почему некоторые места Никитин написал на чужом языке? Лично для меня это остается загадкой, так же и то, что стоит в этих чужеязычных пассажах. Мне, специалисту по старорусским письменностям, не предоставляется возможным разобраться в них, поскольку я не знаю эти названные языки. Давно у нас на факультете возникла идея разобрать эти чужеязычные тексты вместе с коллегами с факультета востоковедения, где есть и отделения по тюркологии, иранистике, арабистике и по многим другим восточным языкам. Но пока, к сожалению, ничего конкретного в этом направлении так и не предпринято. Зато я будучи в прошлом году на конференции в университете немецкого города Геттинген, я стал свидетелем совместной работы между славистами и ориенталистами там. Как в изучении наших старых письменностей, так и произведений русской литературы, особенно девятнадцатого века, многие русские писатели того времени писали о Кавказе и также употребляли при этом слова из местных кавказских наречий, в основном опять из тюркских языков. До сих пор у нас также никто не изучал чужеязычные тексты из этих произведений. Поэтому опыт немецких коллег я очень одобряю и верю, что и мы сами в скором времени начнем что-то предпринимать в этом направлении.

Профессору тоже долго аплодировали. После него выступали ученые — слависты из разных университетов российских, в том числе из бывших советских республик. Одни рассказывали об особенностях языка никитинского сочинения, другие о его глубоком философском смысле, третьи важности для нынешней культуры и политики. Также проблемы текста, обнаруженные ошибки переписчика стали темой докладов. Последним выступил профессор Гаубах.

— Я очин рады, гаспады, за это приглашенья! Спасиба Вам бальшой! Как сказал уже каллега московски универстиета, в нашим университети в Геттинген, мы вастакаведы работали давно с нашими калегами — славистами над текстам Никитина. Больше хатели иследавать то, что написана в чужих языках здес. Вот, пажалуста.

Сказав это, Гаубах начал зачитывать:

«А Русь еръ тангрыд сакласын; олло сакла, худо сакла! Это азначат: Земля русска хранит тангрыд, аллах, худа. Все означат бог: тангрыд на тюркскем, аллах на арабском, худа на персидскем. Бу даниада муну кибить ерь ектуръ; в этом мире нет такой земля; нечикь Урус ери бегляри акой тугиль; Зачем гаспада русски земля это не понимат? Урусь ерь абоданъ болсынъ; растъ кам даретъ. Земла русски будет благапалучни. По русски и по персидски. Олло, худо, богъ, данъиры. Опят все бог: первы по арабски, втарой по персидски, трети по русски и четверты по тюркски».

Потом известный ученый продолжил:

Ест йишо интересны места. «Сикиш илиресен ду шитель бересин, сикиш илимесь екъ житель берсен, достур аврат чектур, а сикиш муфут». Эта азначат: еблиа делаеш, два медны манет даеш, еблиа не делаеш, один медный манет даеш. Легкомысленны женщина многа, а еблиа бесплатна».

Потом вот йишо: «В Ындея же какъпа чектуръ а учюсьдерь: секишь илирсень ики жител; акичаны ила атарсын алты жетел берь; булара достуръ. А куль коравашь учюзь чяр фуна хубъ, бем фуна хубе сиа; капъкара амьчюкь кичи хошь.

Это азначат: в Индиа праститутка много, может, триста; еблиа делаеш — два медны манет, с белы женщина спат, даеш шест медны монет: им падайдет. А служанка красива тоже многа, может, триста, это йишо раз на персидскем, далше на персидскем: я видел много красивы служанка. Патом апят тюркски: Бизда у них очен черна, маленька и приятна.

Все молчали, только несколько участниц конференции закрыли руками уши. В основном все делали вид, будто ничего необычного, неприличного не услышали. Только Путин взглянул многозначно на того профессора из МГУ.

— Ей богу я не знал, Владимир Владимирович! Я же не специалист по тюркским языкам; я уже говорил это, — стал тот оправдываться.

Тут встал один темноволосый мужчина и сказал следующее:

— Я не среди докладчиков, но сейчас хотелось бы уточнить несколько моментов после выступления господина профессора Гаубаха. Я преподаю туркменский язык в одном из институтов Ашгабата. Эти тексты на тюркском языке, которые зачитывал нам господин Гаубах, относятся на самом деле к туркменскому языку. Поэтому нужно говорить так: пассажи на туркменском языке в сочинении Никитина. Спасибо вам!

Преподаватель туркменского языка из Ашгабата сел, но я не хотел оставить дело так и взял тоже слово, представился и сказал:

— Я не согласен с туркменским коллегой в том, что будто эти чужеязычные пассажи в сочинении Никитина относятся к туркменскому языку. Ведь известно, что туркменский литературный язык сформировался только в семнадцатом веке, когда азербайджанский литературный язык начинает свою историю в тринадцатом. Соответственно в пятнадцатом веке, когда написано сочинение Никитина, не могло быть речи о туркменском языке, а азербайджанский язык уже был. Поэтому можно заявить однозначно; эти чужеязычные пассажи из данного текста, за исключением нескольких персидских фраз, относятся к азербайджанскому языку.

Преподаватель туркменского не согласился со мной:

— Вам разве не известно, что в Хорасане, который сегодня является областью Ирана, и ныне живет множество туркмен? — спросил он. – Никитин проезжает через Хорасан, потом описывает пограничные районы Индии с Хорасаном. Поэтому можно делать вывод о том, что Никитин выучил именно туркменский язык, который потом использовал в своем тексте.

— В Иране и Хорасане жили тогда не туркмены, а туркоманы, это совершенно другой народ, хоть родственный с туркменами. На основе языка туркоманов и был сформирован старый азербайджанский литературный язык. Так что Никитин писал не на туркменском, а на староазербайджанском языке.

— Ничего подобного! То что стоит в сочинении Никитина, есть старый туркменский язык, а не старый азербайджанский! – мой оппонент начал нервничать.

— Нет! Это азербайджанский язык и все это очень легко доказать! – его нервозность начала передаваться мне.

— Заткнешься ты наконец или нет, ишак азербайджанский! – закричал на этот раз на меня преподаватель туркменского языка.

— Ты, козел туркменский, перестань вещать лапшу на уши! — ответил я ему тем же.

Тут Путин покачал головой, посмотрев на нас, и что-то сказал мужчине, сидящему рядом. Мужчина встал и направился в нашу сторону. В это же время преподаватель туркменского языка бросился на меня, будто стараясь схватить меня за горло. Но посланный Путиным мужчина помешал ему и разнял нас. Но я разозлился не на шутку и успел закричать своему оппоненту:

— Сиким ананын амджыгыны!

После этого наступила тишина на какое-то время. Вдруг профессор Гаубах закричал:

— Да точна! Амджыг! Никитин писат «амьчюкъ»! На всех тюркских языках бизда называтся «ам». Теперь я поньил: только по-азербайджански эта называтся «амджыг». Каллега прав: Никитин писат по-азербайджански!

Как видите, спор с туркменским коллегой закончился с моей победой. Но народ явно не был в настроении. Радовались только профессор Гаубах и я.

А сам Путин вздыхал что-то без конца, кого-то ругал негромко, в ответ только и было слышать:

— Не знали, ей богу, Владимир Владимирович! Не знали! Уж простите, пожалуйста!

В следующий день Путин позвонил президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву.

— Извините, Владимир Владимирович, что не смог принять Ваше приглашение на конференцию. Но как прошло? Интересно было, наверно? — спросил Алиев.

— Да интересно было, даже очень, — ответил Путин. – Ильхам, у меня такой вопрос к тебе: как называется по-азербайджански женский орган?

— Женский орган? Сейчас расскажу подробно. Раньше это везде называлось Женский совет, коротко Женсовет. По-азербайджански Гадынлар шурасы. Но уже давно называется у нас Комитет Женщин, потому что сегодня это уже на уровне министерства. По-азербайджански Гадынлар Комитеси. В Нашем Комитете Женщин, Владимир Владимирович, представлены женщины всех национальностей: азербайджанки, русские, украинки, лезгинки, аварки, грузинки, даже армянки. А в соседней Армении Комитет Женщин состоит из одних армянок, потому что представительницы других национальностей, в том числе русские, давно бежали из этой республики…

— Ильхам, спасибо тебе за подробную информацию о Комитете Женщин в Азербайджане, но я не об этом спрашиваю. Меня интересует как называется женский половой орган по-азербайджански.

— Женский половой орган??? Владимир Владимирович, не знаю, честное слово не знаю….

— Хорошо. Не знаешь, не знаешь. До встречи!..

После этого Путин решил позвонить президенту Туркменистана Курбанкулу Бердымухаммедову.

— Владимир Владимирович, рад слышать Ваш голос, — сказал Бердымухаммедов. – Извините, что не смог принять Ваше приглашение на конференцию. Надеюсь, все прошло успешно.

— Да, все прошло успешно, спасибо. Курбанкулу, я сейчас для другого звоню. У меня есть такой вопрос к тебе: как называется по-туркменски женский орган?

— Женский орган? В каком это смысле? – спросил Туркменбаши, то есть глава всех туркмен.

— Бердыкул, только я имею ввиду не Комитет Женщин Туркменистана, не Женсовет или как это вы у вас там сегодня именуете. Я хочу узнать, как называется женский половой орган по-туркменски. Понятно тебе?

— Да, конечно, понятно, что тут непонятного! Только Вы не по адресу обратились, Владимир Владимирович! Я специалист по зубам, а не по женским органам! Этим занимаются коллеги — гинекологи.

— Хорошо, я сам разберусь как-нибудь. До свидания!

Путин, повесив трубку задумался: как быть теперь? е один е хочет сказать правду. Но я ее все равно узнаю, если даже придется созвать отдельную научную конференцию для этого. Но уж, погодите!.. 

                                                                                                                                                                                                                             Франкфурт, 2014




Оставить комментарий или два

ВНИМАНИЕ! Чтобы убедиться, что вы являетесь человеком, решите пожалуйста простую задачу

Сколько будет 7 + 8 ?
Please leave these two fields as-is: